Такие Времена Вторник, 22.08.2017, 15:45 | RSS
Авторизация
Вы вошли как: Гость

Комментарии
Как одна глобальная война
Armator: Да, согласен, есть там такие места, которые порождены ско...
Как одна глобальная война
valov1957: При всем моем уважении к информированности Фалина статья ...
О крылатых ракетах – из те
Armator: Я закончил, кажется, в начале 80-х; зато у меня есть неск...
О крылатых ракетах – из те
valov1957: Остатки памяти подсказывают, что эту статью я в те времен...
«Томагавки» – дополнение к
Armator: Оцифровать всю Землю - не знаю, может быть, и можно. Но р...
«Томагавки» – дополнение к
Оператор1: Про ТЕРКОМ я знал, про GPS нет. Насколько я помню (слишко...
Почему не долетели «Томага
Armator: Да это я, лопух старый! Раскукарекался: любимая тема! С т...
Почему не долетели «Томага
Оператор1: Я, честно говоря, ничего не понял. Так как же были нейтра...
Календарь
«  Декабрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » 2014 » Декабрь » 1 » Времена ухода спекулянтов из нефти?
20:38
Времена ухода спекулянтов из нефти?


А не может ли быть так, что нефть сейчас подешевела не в результате злых козней против России или менее злых, но тоже козней против американских сланцевых усилий? Кстати, первую причину я считаю маловероятной, вторую – гораздо более вероятной. Но есть у меня ещё одно соображение. Конечно, не я его придумал, но оно мне нравится.

Это соображение многократно высказывалось разными людьми даже на первых каналах ТВ – многократно, но как-то тихо, между прочим. Оно понятно: СМИ заинтересованы в заговоре, в конфликте, причём в таком, чтобы был легко понятен широкой публике. Да и, чего греха таить, самим авторам СМИшных сюжетов.

Но мне, с моим доморощенным, даже пещерным экономическим мышлением, интересен другой вариант.

Теории, в том числе и помеченные Нобелевской премией, объясняют – довольно-таки по-разному – частные стороны функционирования финансовых, производственных и сырьевых рынков, на основе некоторых из них строится деятельность национальных и мировых, как сейчас говорят, мегарегуляторов. И вот мир не может вылезти из кризисов, и вот инфляция становится абсолютно необходимым условием экономического развития, и центробанки дают кредиты под нулевую или почти нулевую ставку, и Великий Верховный Регулятор всеми возможными способами (их, основных, три) гонит в мир свой бумажный (а также электронный) Всеобщий Эквивалент, и эта гонка объективно обесценивает всё, что этот мир производит…

И выгодно это только одному – слою? классу? как это сейчас называется? Выгодно это только финансовым капиталистам, причём, чем ближе расположен такой деятель к источнику Всеобщего Эквивалента, тем выгоднее. Только не поймите, что я имею в виду только, как говорится, акул с Уолл-стрит. Возможностями Всеобщего Эквивалента пользуются далеко не они одни.

Одной из групп таких «пользователей» являются нефтяные… нет, не торговцы – спекулянты. Торговцы, как продавцы, так и покупатели нефти, здесь, в общем-то, ни при чём. Так как на биржах, насколько я понимаю, торгуется в основном не нефть как таковая, а фьючерсы – контракты на её покупку в будущем. И я согласен с тем самым третьим рассуждением насчёт цены нефти – что она, цена, определяется не соотношением реального спроса с предложением, а играми «операторов» фьючерсов.

Нет, конечно, спрос и предложение играют свою роль, это неизбежно. Но на те уровни цен, которые определялись БЫ ими, накладываются интересы «операторов». И эти интересы заводят цены фьючерсов за 100 и 110 долларов за баррель.

И есть люди, которые дано уже говорят, что нормальная цена нефти, определяема только соотношением спроса и предложения, должна быть на несколько десятков долларов ниже, чем 100 и 110. Так, может быть, мы и наблюдаем этот процесс? ФРС потихоньку сворачивает программу количественного смягчения, каковая в переводе на сермяжный язык означает появление новых и новых миллиардов баксов. То есть шальных долларов становится всё меньше, становится маловато для того, чтобы продолжать возгонять цены не фьючерсы – вот они и падают.

Спекулянты потихоньку уходят из нефтяного рынка. Вот какая моя мысль – абсолютно непрофессиональная и, что хуже, не подтверждённая личными изысканиями в соответствующих информационных массивах. Однако, займись я изысканиями, я бы наверняка запутался – я же даже, наверное, не умею правильно читать такого рода информацию. А разбираться, учиться… знаете, с переходом на новую работу у меня и без того открылся такой широкий фронт неведомого… нет, мне этого на ближайшие месяцы точно хватит. Как бы не на годы…

А тут – всё понятно на уровне здравого смысла и к тому же без злодейства-коварства. Меньше свободных денег для спекуляции – вот и всё.

Вообще-то это, несмотря на грядущие тяготы и невзгоды в кратко- и среднесрочной перспективе, вызывает у меня слабенькую надежду на перспективу долгосрочную… но об этом в другой раз.

***


Но для сегодняшнего дня это индикатор беды, большой глобальной беды. Нет, я не о том, что мы с вами, совершенно определённо, будем жить хуже, чем при $110. Это так, неприятность. Беда в том, что экономикой теперь правит финансовый капитал. Тоже не новая для меня мысль, верно? Уже неоднократно её высказывал. Начав как вспомогательное средство для торговли и производства, он стал главным в системе. А не надо бы – бесплодное это занятие, делать деньги из денег. Не напоминайте, знаю, что – законное. Но именно что бесплодное. Всё-таки деньги рождались как универсальный эквивалент труда, затраченного на создание товара, обладавшего потребительской стоимостью. На создание материальных вещей, которые были кому-то нужны.

Материальных – ключевое слово. Финансовый капитал, пока он вкладывался в материальное производство, был полезен – иначе бы не возник. Пока его маржа возникала через процесс материального производства, она была закономерна и приемлема. Созидательна, можно сказать.
А когда маржа получается в результате чистых манипуляций с «эквивалентом»; да ещё для обеспечения процесса создаются всё новые массы «эквивалента», не обеспеченного ровно ничем материальным; и, следовательно, труд, затраченный на создание материального, обесценивается, – это разрушительно.

***


Ещё хуже то, что нынешняя ситуация – закономерный результат развития капитализма. Не надо морщиться, слово «капитализм» употреблял не только Маркс.

Опять мысль, которую я неоднократно высказывал. Целью капиталистического производства является генерация прибыли. Пока этот стимул вызывал к жизни появление полезных вещей, заставлял отыскивать и удовлетворять потребности людей, всё было хорошо и прогрессивно. Но сегодняшний капитализм другой.

С одной стороны, ему тесно в мире, так как очевидные, неубиваемые потребности давно удовлетворены. Ему приходится создавать новые. Я часто подвергаюсь критике в этом тезисе, она звучит: а кто будет определять эти «очевидные»? Согласен, это фундаментальный вопрос. Более того, я вижу, что многое из того, что придумывается как бы поверх «очевидных», становится в их ряд. Беда тут в другом.

При всей «тесноте в мире» – это, кстати, во-вторых – некоторые потребности, реальные до степени «неубиенности», не удовлетворяются вовсе!

И вот в этом месте я, вместо того, чтобы продолжить общие рассуждения, предлагаю вам один частный пример, из которого, по-моему, хорошо видно, что я хотел сказать. Это очередная статья Вассермана, уже и не новая – просто сегодня пришлась кстати, именно в качестве достаточно «прозрачного» примера.

Там есть кое-где слова, на мой вкус резковатые; есть заявления, которые я бы на месте автора, ради чистоты главной мысли, не стал бы вообще помещать в эту статью. Кроме того, я считаю, что вассермановская Невидимая Рука Рынка – понятие частное по сравнению с моим объектом –капиталистическим способом производства вообще.

Но что поделаешь – не «резать» же авторский текст, не вставлять же мыслителю свои мысли…
В общем, предлагаю вам не реагировать на занозистые частности. А главная мысль, которая мне нужна, прописана достаточно ясно.

Рыночная пандемия. К «случаю Эболы» и возвращению массовых эпидемий

Думаю, ещё лет тридцать назад на вопрос о возможности новых эпидемий, сопоставимых по размаху и разрушениям с чумой или хотя бы с холерой (мне довелось присутствовать на вспышке в Одессе в 1970-м сравнительно безопасного штамма этой болезни – Эль-Тор), я ответил бы однозначно отрицательно. В самом деле, не может же в наш просвещённый век – век стремительного развития биологии и медицины – сколько-нибудь заметное время продержаться в боеспособном состоянии какая бы то ни было зараза.

К сожалению, сейчас у меня оптимизма резко поубавилось. Прежде всего потому, что выяснилось: самая страшная зараза – организационная, поражающая уже не отдельных людей, а общество в целом. Наш мир всё отчётливее переходит от логики дела к логике прибыли. От логики развития хозяйства в целом (той, что и породила миф о Невидимой Руке Рынка: ведь когда-то рынок формировали люди, воспитанные на концепциях, охватывающих всё общество – от религии до цехового ремесла с ориентацией на единую традицию) – к логике развития только той его части, какую можно сию секунду обратить в звонкую монету (или соответствующие ей записи в компьютерных базах данных).

В частности, мало того, что западные фирмы в своё время сочли нерентабельной разработку средств от лихорадки Эбола, поскольку существует она в каких-то экзотических местах, где народ сплошь нищий, а потому заработать на борьбе с нею невозможно. Куда страшнее то, что в нашей стране, давно привыкшей быть в числе главных центров науки, в лихие девяностые ради грошовой экономии изрядно урезаны медицинские исследовательские учреждения, заточенные под поиск средств от той же Эболы и другой экзотики.

А ещё страшнее, что сейчас даже Соединённые Государства Америки не соглашаются закрыть авиационное сообщение с регионами, поражёнными этой заразой. Предлоги сочиняют, как обычно, очень красивые, но причина очень проста: если сообщение закрыть, возникнут проблемы у некоторых хозяйственных структур, занимающихся освоением – а то и, по сути, просто разграблением богатств – этих отдалённых краёв.

Поэтому полагаю: в нынешних условиях невозможно быть уверенным в том, что даже самая очевидная эпидемиологическая угроза вынудит кого-нибудь из лиц, принимающих решение, всерьёз озаботиться борьбой с этой угрозой, если эта борьба не будет приносить немедленной прибыли.

Чем дольше идёт борьба с какой-то угрозой, тем больше потенциальная прибыль от этой борьбы. В частности, в рыночном мире вакцины, употребляемые однократно, создают не так охотно, как лекарства, а те в свою очередь пользуются меньшим вниманием разработчиков, чем профилактические средства для постоянного применения. Следовательно, пока будет господствовать логика заработка (а не результата), даже при очень серьёзных эпидемиях будет идти поиск средств продления жизни заболевших, но не поиск средств искоренения самой болезни.

Поэтому до тех пор, пока главной руководящей и направляющей силой общества провозглашена Невидимая Рука Рынка, она будет вполне видимым образом закрывать глаза всем, от кого зависит организация борьбы с эпидемиями. Остаётся надеяться лишь на то, что эту Невидимую Руку Рынка отодвинут подальше от людей ещё до того, как она успеет загнать в могилу – или хотя бы на больничную койку – заметную часть человечества.

Источник: http://www.odnako.org/blogs....pidemiy

Категория: Экономика | Просмотров: 872 | Добавил: Armator | Теги: Сланцы, финансовый капитал, нефть, Вассерман, инфляция, количественное смягчение, Фьючерсы, эбола, нулевая ставка, Цена | Рейтинг: 0.0/0

Если вы считаете, что данный текст или изображения нарушают ваши авторские и/или смежные права, сообщите об этом администрации сайта через Гостевую книгу или на e-mail vemsev@gmail.com для принятия мер по устранению нарушения.

Похожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
В закладки
Категории
Космос [39]
Авиация [65]
Флот [54]
Оружие [35]
История [10]
Россия [21]
Политика [101]
Экономика [19]
Отдыхаем [44]
Сердимся [34]
Разное [16]
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Прорубь
  • Новый BadNews
  • Copyright TAKIE © 2017
    Хостинг от uCoz