Такие Времена Суббота, 27.05.2017, 05:18 | RSS
Авторизация
Вы вошли как: Гость

Комментарии
«Томагавки» – дополнение к
Armator: Оцифровать всю Землю - не знаю, может быть, и можно. Но р...
«Томагавки» – дополнение к
Оператор1: Про ТЕРКОМ я знал, про GPS нет. Насколько я помню (слишко...
Почему не долетели «Томага
Armator: Да это я, лопух старый! Раскукарекался: любимая тема! С т...
Почему не долетели «Томага
Оператор1: Я, честно говоря, ничего не понял. Так как же были нейтра...
Ховрино, Грачёвка, прошлые
Armator: Ну, не ответил... бывает....
Ядерная война – какой она
Armator: 1. Ну, это как сказать. Может и прорваться одна из четырё...
Ядерная война – какой она
Armator: 1. Это не отменяет правоты автора ))...
Ядерная война – какой она
Armator: 1. Да, это у меня тоже вызвало, мягко говоря, сомнение. В...
Календарь
«  Сентябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Главная » 2014 » Сентябрь » 30 » Ещё о «референдумах отделения»
22:01
Ещё о «референдумах отделения»


Что-то мало мне показалось прошлого поста – картинки есть, а по сути мало чего сказано. Ситуация с каталонским референдумом заслуживает большего, так как ставит фундаментальный вопрос: в чём же, собственно, демократия? Где? Конкретно – где?

Скажите мне такую вещь… Впрочем, сначала малость поёрничаю.

Я понимаю, что принимать невесть как избранным парламентом, после диких бомбёжек, решение о независимости Косово, а спустя время утверждать, что это решение большинства населения – это нормальная демократическая практика. Или даже теория. Понимаю, что игнорировать крымский референдум и называть всю эту историю аннексией, а то и завоеванием, – это тоже демократическая практика; тут, думается, всё же без теории. Но вот объясните мне, что думать по поводу референдумов европейских?

Британия позволила Шотландии проводить референдум. Да, правила его какие-то игрушечные, организовать там фальсификацию на несколько процентов – как два пальца об асфальт. Но сейчас не об этом; меня интересует сам факт: позволила! Противодействие было в основном только в виде уговаривания, что, на мой взгляд, совершенно нормально.

А Испания – в лице центрального правительство – подала иск в конституционный суд. И суд признал неконституционным не только проведение референдума, но даже просто общественного голосования в Каталонии по этом вопросу.

Чёрт с ним, может быть, суд прав, даже наверное прав – по своим судейским нормам. Однако обращаю Ваше внимание: правовое государство и государство демократическое – это не синонимы, это из разных плоскостей. Вспомните хотя процессы, выигранные знаменитым русским юристом Анатолием Фёдоровичем Кони в судах Российской империи – это ли не доказательство возможности существования реального состязательного правосудия в рамках самодержавно-монархического государственного устройства?

Ну да ладно, это так, примечание. Меня интересует, как я уже сказал, главный вопрос: где демократия? (Смешновато, однако: обе страны, и Британия, и Испания, – монархии, но обе, конечно, правовые и демократические, да?).

Помню настойчиво звучавшую одно время максиму: демократия – это процедура. Мне она самому нравилась, потому что она выводит за рамки демократических институтов (порядков?) всякого рода восстания и прочие улично-силовые механизмы давления на власть (вплоть до её смены). Тут, знаете, или трусы наденьте, или крестик снимите: или у вас выборы-импичменты, или у вас перевороты-революции. Для последних придумайте какое-нибудь ещё слово, а демократию сюда не приплетайте.

Однако становится ясно, что эта формула – «демократия – это процедура» – всех-то вопросов не решает. Это и раньше было ясно, но в британско-испанском аспекте стало уж совсем – яснее некуда. Дело даже хуже – нет такой формулы, которая решала бы все вопросы. И, похоже, быть не может. Вон, с образованием новых государств: что первично – право наций на самоопределение или право государств на территориальную целостность? Две нормы, противоречащие друг другу – и полная неясность по вопросу возможности их объединения в рамках одной формулы.

Так что делать-то? Может быть, как говорится, припасть к истокам? Или ещё проще: оттолкнуться от точного значения самого слова – демократия?

Власть народа. Народовластие. Тут сразу у меня получается, что Майданы и Тахриры соответствуют значению слова в наименьшей степени. Ещё добрый король Анри Четвёртый, сказав знаменитое «Париж стоит мессы», обозначил, что достаточно решить вопрос с Парижем – остальная страна не имеет никакого значения. И Октябрьская революция, при всём уважении, тоже свершалась в столицах, без спроса у основной массы населения.

Революции совершаются меньшинством, и в какой мере стремления этого меньшинства соответствуют стремлениям остального народа страны – большой вопрос, очень большой. Я уж не говорю о последствиях революций, которые, кажется, никогда не бывают такими, каких хотело даже это меньшинство. Оставляя этот вопрос за скобками, я констатирую простую вещь: «низы не хотят жить по-старому» – знаменитый элемент формулы революционной ситуации, однако трудно не понимать, что разные низы по-разному не хотят. То есть низы хотят изменений, но – разных.

Только не подумайте, что я принципиальный противник революций. Никак нет. Во-первых, потому, что придерживаюсь мнения, что любой прогресс определяется не большинством, а активным меньшинством; в том числе и прогресс социальный. Во-вторых и в-главных, потому что в плодотворность, в действенность этой самой демократии-процедуры в условиях сегодняшнего дня – не верю. При повсеместной – не только у нас! – зависимости очень большой части населения от щедрот власти не верю в плодотворность. При современном могуществе СМИ, с учётом их неизбежной управляемости, – не верю в действенность. Оба этих заявления могу раскрыть и уточнить, но здесь достаточно и сказанного.

Тем не менее, демократия как процедура представляется мне более близкой к точному смыслу термина, чем уличная демократия. Потому что она хотя бы предоставляет возможность поучаствовать всем. Как там они обработаны, это, мы договорились, другой вопрос.

Но вот в чём слабость процедуры – она легко вступает в противоречие с другой процедурой. Собственно, с этого я и начал: воля народа (референдум – тоже процедура) против параграфа конституции. То есть с «демо» у демократии-процедуры всё в принципе нормально, то с «кратией» – проблема. Есть другие процедуры, претендующие на «кратию».

И чего делать? Ну так вот же оно – референдум. Процедура прямого народовластия, поскольку идея всенародного референдума предусматривает примат его результата над любой другой процедурой. Да, мы знаем примеры, когда власть пренебрегала итогами референдума – порой всё же противопоставляя им какой-то другой механизм принятия решения, порой просто плюя на них. Но хотя бы в теории представление о примате референдума остаётся. Потому власти Великобритании так переживали по поводу шотландского референдума; поэтому власти Испании настолько испугались каталонского референдума, что за без малого восемь месяцев до назначенной даты объявили его незаконным.

Как бы то ни было, всенародный референдум при абсолютном приоритете его результата представляется мне формой, в наибольшей степени отражающей точный смысл слова «демократия».

Однако – стоп! Всё это прекрасно, пока референдум всенародный. А что есть народ? Народ Испании или народ Каталонии? Народ – это население государства в его, так сказать, потсдамских границах или некая историко-культурная общность?

Ключевой вопрос! В Британии решили, что пусть будет общность, и разрешили референдум. В Испании решили иначе, отталкиваясь от государства – и запретили.

Можно бы, кстати, предложить им провести референдум не каталонский, а всеиспанский; но думаю, что тогда каталонцам не светит. Если бы у нас проводился всероссийский референдум по поводу, скажем, Калмыкии (любые совпадения имён и событий случайны smile ), то только бы и видала она свою независимость. Впрочем, всеиспанский референдум по Каталонии (всероссийский по Калмыкии) тоже не очень понятен: с какой стати Андалузия и Кастилия будут решать судьбу Каталонии?! Однако и андалузцы, и кастильцы живут с каталонцами в одной стране и, несомненно, каталонский референдум повлиял бы и на их жизнь. Так что без них – недемократично. А им референдум не нужен, у них есть конституционный суд…

Зациклились. Что делать-то?

Что делать – я не знаю; да и не в этом мой вопрос. Мой вопрос теоретический – где же «самая правильная» демократия? Ели хотите моё мнение на данный момент – в референдуме. Выше я постарался показать, почему так. Говоря коротко и пафосно, референдум более соответствует духу демократии. И, раз уж заговорили о духе, то есть отошли от законов и процедур, то дух демократии – в референдуме для каталонцев. Просто потому, что для них вопрос их независимости более «близок к шкуре», чем для кастильцев и андалузцев, при всём уважении.

***


А вот что ещё мне интересно, так это – как ответили бы на этот вопрос те наши сограждане, которые любят применять словосочетание «цивилизованные страны». И Британия, и Испания, насколько я понимаю, к таковым относятся. Как тут-то быть? Признавать одну из этих стран цивилизованной, а другую – нет? Или объяснять, почему и то, и другое – цивилизованно?

Если бы умел, поставил бы здесь опрос; да вот не умею…
Категория: Политика | Просмотров: 764 | Добавил: Armator | Теги: каталония, независимость, Британия, Кастилия, отделение, Косово, Демократия, испания, референдум, Андалузия | Рейтинг: 5.0/1

Если вы считаете, что данный текст или изображения нарушают ваши авторские и/или смежные права, сообщите об этом администрации сайта через Гостевую книгу или на e-mail vemsev@gmail.com для принятия мер по устранению нарушения.

Похожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
В закладки
Категории
Космос [39]
Авиация [65]
Флот [54]
Оружие [32]
История [10]
Россия [21]
Политика [98]
Экономика [19]
Отдыхаем [44]
Сердимся [33]
Разное [16]
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Прорубь
  • Новый BadNews
  • Copyright TAKIE © 2017
    Хостинг от uCoz