Такие Времена Четверг, 29.06.2017, 00:02 | RSS
Авторизация
Вы вошли как: Гость

Комментарии
Как одна глобальная война
valov1957: При всем моем уважении к информированности Фалина статья ...
О крылатых ракетах – из те
Armator: Я закончил, кажется, в начале 80-х; зато у меня есть неск...
О крылатых ракетах – из те
valov1957: Остатки памяти подсказывают, что эту статью я в те времен...
«Томагавки» – дополнение к
Armator: Оцифровать всю Землю - не знаю, может быть, и можно. Но р...
«Томагавки» – дополнение к
Оператор1: Про ТЕРКОМ я знал, про GPS нет. Насколько я помню (слишко...
Почему не долетели «Томага
Armator: Да это я, лопух старый! Раскукарекался: любимая тема! С т...
Почему не долетели «Томага
Оператор1: Я, честно говоря, ничего не понял. Так как же были нейтра...
Ховрино, Грачёвка, прошлые
Armator: Ну, не ответил... бывает....
Календарь
«  Апрель 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » 2013 » Апрель » 29 » Стратегический бомбардировщик XXI века. Часть 4
01:04
Стратегический бомбардировщик XXI века. Часть 4


Часть 1: Бомбардировщик – дорога от тяжёлого к стратегическому
Часть 2: Успех 1-го поколения «стратегов» и неуспех 2-го и 3-го
Часть 3: Рождение многорежимного

Мы остановились на начальном периоде эпохи бомбардировщиков 4-го поколения. 1-е было «простодушным»: большие реактивные машины, способные донести солидный груз, состоящий из ядерных/термоядерных бомб на межконтинентальное расстояние.

2-е поколение, характерное «просто» сверхзвуковой скоростью, не дало примеров серийных межконтинентальных бомбардировщиков.

3-е, фактически представленное одною лишь «Валькирией», воплощало идею превосходства над истребителями по скорости и высотности. Оно не встало в строй по причине опровержения идеи, в основном фактом появления дальних зенитных ракет.

Наконец, доминантой 4-го поколения стало преодоление ракетно-самолётной ПВО при помощи быстрого полёта на очень-очень малой высоте; как альтернатива для слабой ПВО – на большой высоте на приличном сверхзвуке.

Первым серийным межконтинентальным воплощением этой доминанты стал американский В-1А, которым мы закончили предыдущую статью. Причём закончили закрытием программы В-1.

Почему её закрыли?


Почему закрыли В-1А

Порой пишут: по политическим соображениям. Действительно, политические соображения были. Программу зарыли в 1977 году, в период так называемой разрядки международной напряжённости. Оная разрядка была следствием признания американо-советского ядерного паритета и породила ряд договоров, ограничивающих стратегические вооружения, ядерные испытания, некоторые виды военной активности.

Но, поверьте мне, современнику этого периода: не было у нас, инженеров авиакосмоса, ощущения наступившей наконец благодати. Наверное, можно сравнить с предвоенными договорами с Германией: договоры заключаются, но советский народ не сомневается в неизбежности схватки с фашизмом…

Ну, ладно, может быть, это я загнул. Однако то, что в грядущие мир и дружбу не верилось, это факт.

Правда, помню, я встретил с энтузиазмом известие о закрытии программы В-1, узнав об этом из «Зарубежного военного обозрения». Зато совершенно без энтузиазма читал в газете статьи договора ОСВ-2.

Он, например, включал в общий лимит единиц стратегического оружия баллистические ракеты воздух-земля (БРВЗ) – то есть баллистические ракеты для бомбардировщиков. С чего бы, думал я? Я знал, что американы оставили мысль попробовать забазировать «Минитмен» на большом самолёте; значит, это ограничение нацелено против нас. Не то чтобы я знал, что наши занимаются такой программой; но ведь неспроста же в договоре так много раз упоминаются эти самые БРВЗ?

С другой стороны, масса слов сказано про крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ) дальностью свыше 600 км. И тут ограничение похоже скорее на стимулирование: если для БРВЗ «счётной единицей» являлась КАЖДАЯ РАКЕТА, то в случае КРВБ таковою единицей считался самолёт. На котором разрешалось разместить – внимание! – «всего лишь» 28 таких ракет!

Очень жёсткое ограничение, не правда ли? При том, что наши «стратеги» несли всего-то по одной Х-20, максимальная дальность которой составляла – надо же! – как раз 600 км. «Хаунд дог» имел дальность до 1100 км, но к этому времени уже был снят с вооружения. СРЭМ не летала и на половину от 600 км…

Вывод понятен: эту позицию американы сформировали для себя; значит, они что-то готовят.

Ну, а когда в нашей печати появились сведения о «Томагавке», мне всё стало ясно. Помню свою злую досаду: обошли! Как лопухов… Про наши работы по аналогичной Х-55 я не знал – секретность! Но, поскольку первый испытательный пуск Х-55 произведён только в 1981 году (а «Томагавк» уже к марту 1976-го имел два безупречно успешных пуска), я всё равно был прав. Хотя и не столь безнадёжно, как мне тогда казалось.

Короче говоря, можно сказать, что программа В-1 была остановлена по политическим соображениям. А только соображения эти были – не пастораль с разрядкой, а прагматичное решение, основанное на уверенности в своём лидерстве по крылатым ракетам и на успешном гешефте с договорным ограничением нашего возможного асимметричного ответа – БРВЗ.

Программу В-1А закрыли в связи с появившейся уверенностью в успехе разработки новой КРВБ – дальней, скрытной, малогабаритной и сравнительно дешёвой. Действительно, зачем делать бомбардировщик, способный (да и способный ли? совсем-то без потерь?) прорывать ПВО, если можно пускать ракеты, не входя в зону действия не только ЗРК, но и истребителей? У ядерных «Томагавков» и КРВБ, сделанной специально для стратегических бомбардировщиков – AGM-86В – дальность была, соответственно, 2500 и 2400 км…

Но товарищ Рейган возобновил работы по новому бомбардировщику; правда, теперь это была уже не совсем та машина.


Возрождение. В-1В «Лансер»

Не помню, успел ли где-нибудь сказать, что после «Валькирии» рассматривалось два направления «заточки» бомбардировщика для преодоления ПВО: разработка «невидимого» самолёта и прорыв на сверхмалой высоте. То есть идея «стелса» зашевелилась в головах американских стратегов не после идеи маловыстноости, а как минимум одновременно.

Вообще, обе идеи существовали задолго до первых попыток их воплощения в эпоху стратегической триады. Про бреющий полёт и говорить не надо. А первый реально построенный «стелс», Гота Go-229, немецкие конструкторы братья Хортен задумали ещё в 1931 году. Конечно, о радиолокационной и всякой другой незаметности они тогда не думали, а просто были уверены, что нет ничего лучше летающего крыла. Но в 1944-м, когда дело дошло до строительства лётных экземпляров, в конструкции уже было всё, что можно придумать для «стелса»: и контуры, и экранирование сопел «бобровым хвостом», и радиопоглощающие материалы, и даже охлаждение выхлопных струй двигателей…


Хортен (Гота) Go-229. Это – реплика; единственный сохранившийся экземпляр находится в Смитсоновском институте

Однако на рубеже 1970-80-х годов американцы рассудили, что создание современного межконтинентального «стелса» чревато очень большим количеством технических проблем, что было вполне справедливо. И решили сделать некий «временный» бомбардировщик на базе В-1А.

Но, как говорил один из героев спектакля «Маленькие комедии большого дома», но с макаронами! То есть, я хотел сказать, – с непременным снижением радиолокационной заметности – эффективной поверхности рассеяния, ЭПР. Пожертвовав максимальной скоростью (М = 1,2 вместо М = 2,2), они уменьшили ЭПР вчетверо по сравнению с «родителем» (встречается цифра – в 10 раз, но это вряд ли).

В общем, бомбардировщик получился, но не совсем тот, что представлялся на заре программы В-1. У него отличная грузоподъёмность – больше мог нести только В-36, хорошая выживаемость и т.д. Наш бывший Главком ВВС (в то время – командующий Дальней авиацией) генерал Пётр Дейнекин управлял им, в том числе и на высоте 50 м, и остался очень доволен. Однако насчёт «стратегичности» получилось как раз не очень.

Главная стратегическая ракета САК ВВС США 1980-х годов, AGM-86B, в серии оказалась длиннее своих первых прототипов – ради увеличения дальности с первоначальных 1200 км до 2400 км. И перестала помещаться в бомбоотсек В-1. Да, её можно было нести на внешней подвеске – но это значительное ухудшение «стелсовости».

Ладно; в конце 1980-х решили, что В-1В будут выполнять роль прорывателей ПВО, а носителями дальних КРов останутся В-52. Малозаметные «Лансеры», подкравшись, наносят удары по РЛСам, позициям ЗУР и аэродромам, а В-52 пускают свои ракеты в условиях сильно прореженной обороны. Ведь страна у нас большая, и даже КРовских 2400 км может не хватить, чтобы долететь до некоторых нужных целей от рубежа, где носитель может ещё пустить их без опасности для себя.

Хорошо, а чем будем прореживать? На внутренней подвеске «Лансера» отлично помещались СРЭМы, но к моменту готовности самолёта их как раз начали списывать из-за окончания ресурса. Получалось, что оставались только свободнопадающие бомбы… каменный век какой-то…

В это время наконец-то потихоньку начал летать «стелс» В-2. И решили: а пусть он теперь будет прорывателем, а В-1В – носителем крылатых ракет. Каких?

В середине 1980-х у AGM-86B появилась наследница, «стелсовая» стратегическая КР AGM-129A. Принялись её мостить на В-1В, да так и бросили – узлами её подвески и соответствующей аппаратурой были оснащены лишь три машины из выпущенной сотни. Да и эти, насколько я понимаю, несли ракеты на внешней подвеске – длина 129-й на три сантиметра больше длины 86-й.

…Не знаю, что было бы, если бы СССР продолжал существовать; но он существовать перестал и… Вы не хуже меня знаете, что случилось и с политикой нашей в 1990-х годах, и с нашими Вооружёнными силами. Мы перестали быть полюсом двухполярного мира и в политическом отношении, и в военном. У Штатов появилась возможность более вольно решать свои проблемы в разных концах мира, и эти проблемы не требовали ядерного оружия. В начале 1990-х весь парк В-первых стали переориентировать на тактическое высокоточное оружие.

Интересно, что и AGM-129A, которых изготовили в разы меньше, чем думали поначалу, на сегодня полностью выведены на хранение. Получается, у американских стратегических бомбардировщиков вообще не осталось дальних крылатых ракет… но это уже другой вопрос, об этом позже.

А сейчас – закончим с В-1В как воплощением концепции маловысотного прорыва.

Сами американцы относились к его возможностям в этом плане довольно скептически. Вот, например, что заявлял в 1987 году тогдашний начальник штаба ВВС США Л.Уэлч (цитирую по topwar.ru):

«Я надеюсь, что у нас не найдется экипажей настолько глупых, чтобы пытаться осуществить пролет над ЗРК SA-10» (то есть над С-300 ПМУ).

Вот это для нас важно – ведь мы обсуждаем перспективу дальнего ударного самолёта. Для этого вспоминаем череду сменяющих друг друга концепций. И видим, что бомбардировщик 4-го поколения, многорежимный самолёт с прорывом ПВО на сверхмалой высоте, не стал удовлетворительным решением проблемы.

И, что для нас главное, не сменил старичка В-52 в роли основного ядерного бомбера стратегической триады. Толком даже не встал с ним рядом, «ядерно разоружился» и теперь не рассматривается ни в каких СНВ.

Вот тебе и 4-е поколение…

Можно, конечно, вспомнить, что возобновление программы В-1 шло с эпиграфом «промежуточного самолёта», пока не будет сделан настоящий «стелс». Что ж, теперь он, настоящий, у нас на очереди.
Категория: Авиация | Просмотров: 1855 | Добавил: Armator | Теги: С-300, Рокуэлл В-1, сверхзвуковой, СРЭМ, Дейнекин, AGM-129A, AGM-86, многорежимный, стратегический бомбардировщик, 4-е поколение | Рейтинг: 0.0/0

Если вы считаете, что данный текст или изображения нарушают ваши авторские и/или смежные права, сообщите об этом администрации сайта через Гостевую книгу или на e-mail vemsev@gmail.com для принятия мер по устранению нарушения.

Похожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
В закладки
Категории
Космос [39]
Авиация [65]
Флот [54]
Оружие [33]
История [10]
Россия [21]
Политика [98]
Экономика [19]
Отдыхаем [44]
Сердимся [34]
Разное [16]
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Прорубь
  • Новый BadNews
  • Copyright TAKIE © 2017
    Хостинг от uCoz